Ранняя потеря матери в натальной карте

Ребенку нужно испытать себя, спроецировав свои потребности внутрь. Фактически, недостаточно проработанные грани собственного «я» часто проецируются на окружающих, что позволяет увидеть, как они выражают эти малоизвестные чувства или потребности. Проецирование — ключевой фактор человеческой психологии.

Энергии натальной карты, подобно картине внутренней вселенной, индивидуальны для каждого человека. Важно помнить, что карта показывает, как и почему индивидуум выражает нечто. Однако восприятие этого другим индивидуумом может быть совершенно иным. Натальная карта, помимо всего прочего, дает нам возможность понять особенности восприятия ребенком своих родителей. Это восприятие является важным фактором в отношении ребенка к родителям.

Свою личную вселенную мы воспринимаем изнутри. Кода мы чувствуем себя уравновешенными, сосредоточенными и счастливыми, окружающий мир кажется нам светлым, а люди — отзывчивыми.

Однако когда мы страдаем от эмоциональных травм, физических недугов или иных проблем, меняется и наше восприятие действительности. Мир начинает казаться нам темным и холодным, а окружающие люди — враждебными.

Бесплатная консультация астролога, гадалки или экстрасенса после регистрации
Укажите имя Имя содержит недопустимые символы
Укажите дату рождения
Укажите номер Номер содержит недопустимые символы
Email указан неверно Укажите email Email содержит недопустимые символы
Поговорить бесплатно
Ваш e-mail ранее уже использовался для регистрации на Astro7

Сейчас мы перенаправим вас на сайт и сможете авторизоваться или восстановить пароль

При обработке вашей регистрации возникла ошибка

Для нас очень важно помочь вам. Пожалуйста, позвоните нам по номеру 8 800 100 07 81 или напишите на [email protected]

Подождите, идет обработка данных

Вы зарегистрированы

Сейчас мы перенаправим вас на страницу бесплатной консультации

Обратиться за консультацией к профессиональному астрологу

Особенно справедливо сказанное относительно детей. Когда ребенок чувствует упадок сил или эмоциональную подавленность, это отражается и на его поведении. Дети, как и взрослые, направляют свои негативные чувства на окружающих.

Внутри каждого из нас существует множество частей целого. При упрощенном рассмотрении в каждом человеке можно выделить женское, восприимчивое начало (anima) и мужское, активное, действенное начало

Эту теорию женского (anima) и мужского (animus) начал в человеке, которая помогла прояснить тайны взаимоотношений между людьми, выдвинул известный астропсихолог и психоаналитик Карл Густав Юнг.

Станислав Мастеров Valentina Wittrock
6 марта в 5:07 ·
Родовое проклятие — это негативная и разрушительная энергия, под влиянием которой находится группа людей, связанных кровными узами.
Такое воздействие распространяется на сородичей 7-и или 13-и поколений. Родовое проклятие может быть следствием негативных поступков членов рода, тогда это является кармической составляющей. Негатив от грешного предка передается по наследству потомкам. Есть целенаправленное проклятие роду со стороны человека, с целью наказания или мести. Особенно сильным является проклятие, если его накладывал невинно пострадавший человек, умирающий или проклинающий в момент смерти своих родных: родителей или детей. Следует понимать , что нижеперечисленные признаки проклятий не есть точным показателем самого проклятия , иначе на земле практически все были бы прокляты.
Внешние признаки родовых проклятий :
1) Женщины и мужчины в роду болеют похожими болезнями. 2) По женской или мужской линии нет продолжения рода. Или нет зачатия, или выкидыши, или детки рождаются мертвыми. 3) Доживая до определенного возраста, человек теряет все, чего достиг. Начинает все сначала — и вновь теряет. Ситуация повторения — уход из семьи, разорение, болезни, аварии и т. д. Теряет жилье (пожары, катастрофы) или остается беНаследственные болезни. Врожденные или повторяющиеся. Например, диабет у бабушки, потом у дочки-внучки. 5) Душевные и эмоциональные крушения. Хронические неудачи, люди в депрессиях из поколения в поколение. Можно слышать в семье: «ты истеричка как бабушка». Но потомок просто проживает жизнь в рамках проклятья. 6) По проклятому роду передается слепота или плохое зрение, заболевания кожи, язвы, чахлость, ожирение, лихорадка, рак, психические расстройства. 7) Крушения в семейном союзе: разводы, скандалы или невозможность даже заключения брака. ; Травмы, переломы, случайности — все это следствия. А причины скрыты в прошлых поколениях. Самоубийцы, неестественные смерти, убийства людей в роду, преждевременная смертность. 9) Постоянные финансовые трудности. Семья на грани нищеты — при этом члены семьи работают и даже перерабатывают, но денег всегда не хватает на самое необходимое. 10) Неверные жены, гулящие мужья, алкоголики и наркоманы — это работает родовое проклятье, энергетический итог которого — род умирает. Его матрица уничтожается. в древние времена люди грешили и подвергались соблазнам, оставляли потомкам плохую энергетику.
В гороскопах за родовые проклятия «классически « отвечает четвертый дом гороскопа ( род, семья, недвижимость) наличие в нем Лилит , высших ( фатальных) планет с плохими аспектами, также если имеем проблему « венца безбрачия» в роду может показывать наличие Лилит в доме брака.
Знак Рак имеет также непосредственное отношение к роду и наличие в нем чёрной луны также часто даёт проблемы рода. Родовые проблемы из рода в род могут показывать непосредственно планеты.
Луна в соединении с высшими планетами в плохих аспектах имеет отношение к подсознанию, психике, неумению социализироваться в обществе и семье, особенно соединение натальной луны с Лилит показывает наличие наследственных психических проблем. Положение луны в скорпионе может свидетельствовать о подсознательной агрессии и манипулировании партнером, « эмоциональном вампиризма»,также соединение Луны с Плутоном ( эффект « синей бороды» который убивал своих жён)
Соединение луны с ураном может свидетельствовать о вспышках неадекватности и бреда, сумасшествия и паранойи. Безусловно следует смотреть аспекты , насколько они гармоничны, так как один и тот же ген указывает на гениальность и шизофрению, и если Луна в соединении с ураном не имеет плохих аспектов , можно говорить лишь об оригинальности клиента. Тоже самое можно сказать о соединении Луны с Нептуном : это может быть глубокое понимание души другого человека, легкое написание музыки и стихов , талантливый психолог , при любом негативном аспекте возникает патологическое враньё, человек витает в своих фантазиях.
Негативные аспекты Нептуна дают проблемы с алкоголем, с психикой, часто показывает неупокоенные души в Роду. самоубийства и сумасшествие больше связаны с Ураном. За все поражения энергетической оболочки отвечает Нептун ;. Этот газовый гигант в медицинском гороскопе отвечает за здоровье психики человека и ее отклонения от нормы, пристрастия, работу кроветворной и эндокринной систем, управляет всеми химическими процессами в плазме крови, работой желез внутренней секреции, биохимией мозговых процессов и взаимодействии с внешней химией окружающей среды.
Это одна из так называемых коллективных планет, под влиянием которой находится целое поколение людей с общими проявлениями влияния Нептуна в их повседневной жизни и судьбе. Хорошо аспектированный Нептун может подарить человеку редкую выносливость и стрессо-устойчивость, высокий иммунитет, экстрасенсорные способности, ясновидение.
Самое тяжелое поражение Нептуна — Сатурном трактуется как проклятие, поражение Нептуна Марсом рассматривается как порча. Традиционно подверженность сглазу в гороскопе трактуется как поражение Нептуна остальными планетами.
При особо сильном влиянии планеты Нептун и Черной Луны , например в первом доме ( талантов) люди легко становятся магами, гадалками, колдунами. Также легко могут сглазить других людей, не подозревая этого, имеющие в карте так называемый «цыганский аспект»- оппозицию Солнце-Нептун.
О высшей планете Плутоне:в последнее время очень много онкологических заболеваний, а ведь Плутон является управителем нуклеиновых кислот (ДНК и РНК), с которыми связан генетический код, поэтому генетика и очень глубокое родовое наследие контролируются Плутоном. Нарушение процессов метаболизма на клеточном уровне приводит к образованию новых клеток с изменённым генетическим кодом, поэтому с одной стороны, это даёт онкозаболевания, а с другой – передачу этого кода по наследству. И если онкология передаётся из рода в род и у матери и у сына к примеру в доме болезней есть указания на онкологию — это показатель на родовое проклятие
Лилит заболеваний не формирует, а только подготавливает человека к ситуациям психологически, влияя на подсознание — и притягивает патологию, вызванную резонансами других планет. Поэтому Лилит усугубляет любую болезнь. то есть родовые дела абсолютно влияют на онкологию последующего поколения.
Лилит в доме брака — это венец безбрачия, хотя не обязательно, Лилит это точка ( даже не физический объект) куда не доходит тепло и свет, а значит там, где она находится — существует проблема пробоев, недополучение любви. Нахождение Лилит в первом доме «я» может дать человека служащего низким астральным программам , с такого человека может начинаться, так называемое, родовое проклятие или он будет носителем зла сам того не ведая , таким образом причиняя будущим потомкам страдания.
В женских гороскопах положение Лилит в восьмом доме ( доме страданий и экстремальных ситуаций) зачастую даёт изнасилования.
Соединение Венеры с Лилит в любом доме может дать большие разочарования в семейной жизни, половые извращения в детстве либо в замужестве ( пример девушки выходящей замуж за бисексуала)
Венера имеет прямое отношение к семейной и любовной жизни и положение Венеры в знаках падения и изгнания( в Деве, Овне) может указывать на проблему рода в браке. Соединение Венеры с высшими планетами, как правило даёт проблемы в семейной жизни ( Плутон Нептун уран)
Тем не менее, астрология не может с точностью сказать есть родовое проклятие или нет, она лишь диагностирует проблему в том или ином сектора гороскопа, а решать проблемы рода суждено как самому человеку ( исправляя карму рода), так и тем кто профессионально может помочь.
Natasha Chapala Большое спасибо, очень интересно, приму в работу!
Olga Kononenko очень хорошая информация)))спасибо валентина)

Родовые проклятия в астрологии

Станислав Мастеров Valentina Wittrock
6 марта в 5:07 ·
Родовое проклятие — это негативная и разрушительная энергия, под влиянием которой находится группа людей, связанных кровными узами.
Такое воздействие распространяется на сородичей 7-и или 13-и поколений. Родовое проклятие может быть следствием негативных поступков членов рода, тогда это является кармической составляющей. Негатив от грешного предка передается по наследству потомкам. Есть целенаправленное проклятие роду со стороны человека, с целью наказания или мести. Особенно сильным является проклятие, если его накладывал невинно пострадавший человек, умирающий или проклинающий в момент смерти своих родных: родителей или детей. Следует понимать , что нижеперечисленные признаки проклятий не есть точным показателем самого проклятия , иначе на земле практически все были бы прокляты.
Внешние признаки родовых проклятий :
1) Женщины и мужчины в роду болеют похожими болезнями. 2) По женской или мужской линии нет продолжения рода. Или нет зачатия, или выкидыши, или детки рождаются мертвыми. 3) Доживая до определенного возраста, человек теряет все, чего достиг. Начинает все сначала — и вновь теряет. Ситуация повторения — уход из семьи, разорение, болезни, аварии и т. д. Теряет жилье (пожары, катастрофы) или остается беНаследственные болезни. Врожденные или повторяющиеся. Например, диабет у бабушки, потом у дочки-внучки. 5) Душевные и эмоциональные крушения. Хронические неудачи, люди в депрессиях из поколения в поколение. Можно слышать в семье: «ты истеричка как бабушка». Но потомок просто проживает жизнь в рамках проклятья. 6) По проклятому роду передается слепота или плохое зрение, заболевания кожи, язвы, чахлость, ожирение, лихорадка, рак, психические расстройства. 7) Крушения в семейном союзе: разводы, скандалы или невозможность даже заключения брака. ; Травмы, переломы, случайности — все это следствия. А причины скрыты в прошлых поколениях. Самоубийцы, неестественные смерти, убийства людей в роду, преждевременная смертность. 9) Постоянные финансовые трудности. Семья на грани нищеты — при этом члены семьи работают и даже перерабатывают, но денег всегда не хватает на самое необходимое. 10) Неверные жены, гулящие мужья, алкоголики и наркоманы — это работает родовое проклятье, энергетический итог которого — род умирает. Его матрица уничтожается. в древние времена люди грешили и подвергались соблазнам, оставляли потомкам плохую энергетику.
В гороскопах за родовые проклятия «классически « отвечает четвертый дом гороскопа ( род, семья, недвижимость) наличие в нем Лилит , высших ( фатальных) планет с плохими аспектами, также если имеем проблему « венца безбрачия» в роду может показывать наличие Лилит в доме брака.
Знак Рак имеет также непосредственное отношение к роду и наличие в нем чёрной луны также часто даёт проблемы рода. Родовые проблемы из рода в род могут показывать непосредственно планеты.
Луна в соединении с высшими планетами в плохих аспектах имеет отношение к подсознанию, психике, неумению социализироваться в обществе и семье, особенно соединение натальной луны с Лилит показывает наличие наследственных психических проблем. Положение луны в скорпионе может свидетельствовать о подсознательной агрессии и манипулировании партнером, « эмоциональном вампиризма»,также соединение Луны с Плутоном ( эффект « синей бороды» который убивал своих жён)
Соединение луны с ураном может свидетельствовать о вспышках неадекватности и бреда, сумасшествия и паранойи. Безусловно следует смотреть аспекты , насколько они гармоничны, так как один и тот же ген указывает на гениальность и шизофрению, и если Луна в соединении с ураном не имеет плохих аспектов , можно говорить лишь об оригинальности клиента. Тоже самое можно сказать о соединении Луны с Нептуном : это может быть глубокое понимание души другого человека, легкое написание музыки и стихов , талантливый психолог , при любом негативном аспекте возникает патологическое враньё, человек витает в своих фантазиях.
Негативные аспекты Нептуна дают проблемы с алкоголем, с психикой, часто показывает неупокоенные души в Роду. самоубийства и сумасшествие больше связаны с Ураном. За все поражения энергетической оболочки отвечает Нептун ;. Этот газовый гигант в медицинском гороскопе отвечает за здоровье психики человека и ее отклонения от нормы, пристрастия, работу кроветворной и эндокринной систем, управляет всеми химическими процессами в плазме крови, работой желез внутренней секреции, биохимией мозговых процессов и взаимодействии с внешней химией окружающей среды.
Это одна из так называемых коллективных планет, под влиянием которой находится целое поколение людей с общими проявлениями влияния Нептуна в их повседневной жизни и судьбе. Хорошо аспектированный Нептун может подарить человеку редкую выносливость и стрессо-устойчивость, высокий иммунитет, экстрасенсорные способности, ясновидение.
Самое тяжелое поражение Нептуна — Сатурном трактуется как проклятие, поражение Нептуна Марсом рассматривается как порча. Традиционно подверженность сглазу в гороскопе трактуется как поражение Нептуна остальными планетами.
При особо сильном влиянии планеты Нептун и Черной Луны , например в первом доме ( талантов) люди легко становятся магами, гадалками, колдунами. Также легко могут сглазить других людей, не подозревая этого, имеющие в карте так называемый «цыганский аспект»- оппозицию Солнце-Нептун.
О высшей планете Плутоне:в последнее время очень много онкологических заболеваний, а ведь Плутон является управителем нуклеиновых кислот (ДНК и РНК), с которыми связан генетический код, поэтому генетика и очень глубокое родовое наследие контролируются Плутоном. Нарушение процессов метаболизма на клеточном уровне приводит к образованию новых клеток с изменённым генетическим кодом, поэтому с одной стороны, это даёт онкозаболевания, а с другой – передачу этого кода по наследству. И если онкология передаётся из рода в род и у матери и у сына к примеру в доме болезней есть указания на онкологию — это показатель на родовое проклятие
Лилит заболеваний не формирует, а только подготавливает человека к ситуациям психологически, влияя на подсознание — и притягивает патологию, вызванную резонансами других планет. Поэтому Лилит усугубляет любую болезнь. то есть родовые дела абсолютно влияют на онкологию последующего поколения.
Лилит в доме брака — это венец безбрачия, хотя не обязательно, Лилит это точка ( даже не физический объект) куда не доходит тепло и свет, а значит там, где она находится — существует проблема пробоев, недополучение любви. Нахождение Лилит в первом доме «я» может дать человека служащего низким астральным программам , с такого человека может начинаться, так называемое, родовое проклятие или он будет носителем зла сам того не ведая , таким образом причиняя будущим потомкам страдания.
В женских гороскопах положение Лилит в восьмом доме ( доме страданий и экстремальных ситуаций) зачастую даёт изнасилования.
Соединение Венеры с Лилит в любом доме может дать большие разочарования в семейной жизни, половые извращения в детстве либо в замужестве ( пример девушки выходящей замуж за бисексуала)
Венера имеет прямое отношение к семейной и любовной жизни и положение Венеры в знаках падения и изгнания( в Деве, Овне) может указывать на проблему рода в браке. Соединение Венеры с высшими планетами, как правило даёт проблемы в семейной жизни ( Плутон Нептун уран)
Тем не менее, астрология не может с точностью сказать есть родовое проклятие или нет, она лишь диагностирует проблему в том или ином сектора гороскопа, а решать проблемы рода суждено как самому человеку ( исправляя карму рода), так и тем кто профессионально может помочь.
Natasha Chapala Большое спасибо, очень интересно, приму в работу!
Olga Kononenko очень хорошая информация)))спасибо валентина)

Наталія Мазан дякую
Таня Касьян а вы можете помочь установить — есть ли родовые проклятия или нет
Valentina Wittrock Таня карту нужно смотреть но бывает что карта не показывает проклятия а оно есть , сама карта может свидетельствовать о наличии тяжелой судьбы что косвенно может являться свидетельством родового проклятия , например большой космический крест, или квадрат между солнцем и луной и другие отягчающие обстоятельства
Lina de Rayo Валюша, а вот аутизм — это карма или прямое наказание родителей? Или это карма самого ребенка?
Valentina Wittrock Лина аутизм нужно смотреть в какой форме потому что Блаватская во втором томе Тайной доктрины писала то новая шестая раса людей будет другой и врачи будут считать это болезнью и ненормальностью , ест; детки у которых поражён Меркурий и они не социализируются. на самом деле в родословной есть проблемы и ребёнок несёт карму рода , в принципе все уродства и ментальные проблемы карма и своя и рода

Dina Ostrovsky Только что работала с ребенком аутистом, меркурий прекрасный, в близнецах, в соединении с Венерой, с хорошими аспектами. Луна в Козероге в квадрате с сатурном и жесткие травмы по материнской линии.

Какие факторы указывают на плодовитость

Дети в натальной карте: астрологические показатели

Благодаря расшифровке натальной карты можно получить много полезной информации о судьбе человека. Сведения о возможности зачатия и рождения потомства — не исключение. Подробный прогноз рассказывает людям даже о таких деталях, как количество, пол и характер будущих детей. Парам, которые планируют рождение детей, необходимо проанализировать их персональные горскопы с учетом совместимости. Иногда натальная астрология позволяет понять причину, из-за которой партнеры долго не могут завести ребенка. Существуют разные варианты расшировки натальных карт. Чтобы рассмотреть вопрос о будущем потомстве, стоит воспользоваться стандартным алгоритмом интерпретации данных.

Что учитывается при расшифровке информации

Первое, чему уделяют внимание астрологи — это знаки зодиака. Некоторые из них обладают повышенными показателями плодовитости. Это можно сказать обо всех водных знаках, таких как Рыбы, Рак или Скорпион. Плодовитым также считается земной Телец. Есть и такие зодиакальные знаки, которые отличаются средней плодовитостью: например, Весы, Стрелец и Козерог. Остальные знаки таковыми не считаются: это можно сказать об Овнах, Водолеях, Львах, Близнецах и Девах.

Работая с гороскопом, мастера также занимаются анализом неесных тел, ведь планеты тоже могут отличаться как плодовитостью, так и стерильностью. Жребии детей или парсы, как их еще принято называть — это особенные точки в гороскопе, которые тоже принимаются во внимание при расшифровке. В натальной карте выделяются все показатели плодовитости, после чего они сравниваются с аспектами, указывающими на бесплодие. Всю эту информацию сопоставляют с картой партнера, и только после этого составляется конкретный прогноз. Шанс на потомство всегда есть, если натальная карта содержит хотя бы одно указание на факт рождения ребенка. Поэтому мастера исследуют и рассматривают любой показатель, который говорит о присутствии детей в судьбе человека. Даже если в гороскопе достаточно показателей бесплодия, но при этом совсем нет указаний на детей, нельзя говорить о стопроцентной правильности прогноза. Сегодня медицина способна на многое: всегда есть шанс того, что ее вмешательство поможет исправить имеющиеся проблемы.

Какие факторы указывают на плодовитость

Некоторые небесные тела выделяются как показатели плодовитости в гороскопе. Ими считаются Юпитер, Венера и Луна. Большое значение также отводится планетам, которые считаются управителями знаков водной стихии. Для женщин такой планетой является Нептун, в то время как для мужчин важную роль играют Марс и Плутон. Другие планеты не выделяются как факторы, которые являются показателями плодовитости. Чтобы определить астрологические показатели детей, необходимо учитывать расположение плодовитых небесных тел.

Еще один аспект, которому уделяется большое внимание при расшифровке карты — астрологические дома. За вероятность зачатия и рождения детей отвечают лишь некоторые из них — первый, четвертый, пятый и одиннадцатый.

Все основные аспекты, которые влияют на появление детей, трактуются в зависимости от астрологических показателей. Положительным прогнозом считается наличие следующих явлений:

  • Указанные дома фигурируют в плодовитых знаках.
  • Указанные планеты фигурируют в плодовитых знаках.
  • Указанные планеты фигурируют в плодовитых домах.
  • В зодиакальных знаках присутствуют вершины плодовитых домов. Указанные планеты управляют этими знаками.
  • Между управителями указанных домов и элементами в них присутствуют гармоничные связи.

На повышение показателей также влияет расположение вершин домов и планет в особенных градусах, влияющих на детородность. Но главную роль играют именно ключевые аспекты. Если персональный гороскоп содержит хотя бы пару таких факторов, с большой вероятностью в будущем у человека появятся дети. Множество указаний на плодовитость зачастую говорит о большом количестве детей.

Чтобы получить сведения о вероятности появления детей, необходимо придерживаться определенного алгоритма:

  • Сделать анализ плодовитых домов в гороскопе. Для полноценной расшифровки прогноза анализируются натальные карты каждого из партнеров. У пар с высокими показателями детородности обозначенные дома будут фигурировать в плодовитых знаках. Если у кого-то плодовитые дома присутствуют в стерильных знаках, вероятность зачатия значительно снижается. Когда подобное явление отмечается в обеих картах, это говорит о бесплодии или противоположности и несовместимости партнеров.
  • Посмотреть, какие небесные тела фигурируют в домах. Большое количество плодовитых небесных тел в гороскопе свидетельствует о вероятности многоплодной беременности.
  • Исследовать силу небесных тел. Иногда при определенном расположении планеты утрачивают свои основные характеристики. Необходимо понять, каково их воздействие в том положении, в котором они находятся.
  • Рассмотреть минорные и мажорные аспекты, которые имеют отношение к показателям детородности.

При расшифровке гороскопа можно получить сведения о половой принадлежности будущих детей. Для этого определяется степень задействования элементов каждого пола. Чтобы понять, к мужскому или к женскому полу принадлежат знаки зодиака и градусы, используется простая схема:

  • Необходимо присвоить каждому знаку зодиака от Овна до Рыб его порядковый номер. Все нечетные номера зодиакального ряда будут обозначать мужские знаки, в то время как все четные номера будут принадлежать женским.
  • Тот же алгоритм используется и при определении градусов. Каждый нечетный градус относится к мужскому полу, в то время как все четные — к женскому.

Обращать внимание следует на плодовитые дома, а также на планеты, которые ими управляют. Если в них фигурируют преимущественно нечетные знаки и градусы, пол ребенка будет мужским. Если же доминантное место занимают четные позиции, то вероятный пол ребенка — женский.

Перечисленный алгоритм действий дает возможность систематизации имеющихся сведений. Благодаря этому можно определить вероятность появления детей у конкретной пары. Но стоит принимать во внимание специфические особенности работы с натальной картой. Например, если Луна и Солнце располагаются в пятом доме, это может не давать каких-либо сведений по поводу потомства. В особенности, если светила не управляют четвертым или пятым домом. Чаще всего они говорят только о том, какими качествами наделен сам владелец гороскопа — например, он любит детей или стремится к тому, чтобы завести ребенка.

Чтобы узнать, сколько детей будет у человека, астрологи чаще всего берут во внимание число прогрессивных аспектов. Оно определяется управителем пятого дома до того момента, как он покидает знак зодиака своего натального положения.

В том случае, если в пятом доме располагается Юпитер, это не только повышает вероятность факта рождения детей, но и их количество. При этом Юпитер не всегда свидетельствует о кровном родстве между родителями и детьми.

Меркурий — довольно сильный астрологический элемент, который часто оказывает влияние на рождение близнецов. Расположение этой планеты в одном из плодовитых домов говорит либо о многоплодной беременности, либо детях, которые будут рождены от разных партнеров. Эта планета может свидетельствовать о бездетности только в том случае, если она находится в ансамбле со стерильными небесными телами.

Когда в пятом доме натальной карты фигурирует Сатурн, это говорит о рождении первого ребенка в достаточно взрослом возрасте, а также иногда свидетельствует о боязни обзаводиться потомством. Но гораздо чаще присутствие этой планеты сообщает о том, что у человека будет немного детей: всего лишь один или два.

Если в домах, которые отвечают за деторождение, находится Уран, обладателю гороскопа стоит быть как можно более осторожным. Эта планета может означать как проблемы во время беременности, так и незапланированные зачатия. Уран — противоречивое небесное тело, которое может указывать как на бесплодие, так и на многодетность.

Нептун может рассказать об усыновлении, но не даст никакой информации по поводу собственных детей. В этом случае необходимо брать во внимание положение других планет.

Исследование гороскопа может указать и на характер будущего ребенка. Эти сведения также можно узнать по той планете, которая находится в пятом доме. Например, если там располагается Венера, то с большой вероятностью у родителей сложатся спокойные, теплые и гармоничные взаимоотношения с детьми. В том случае, когда в пятом доме присутствует Марс, дети растут достаточно импульсивными и непослушными. Будет сложно найти с ними общий язык. Уран говорит о том, что родителям будет тяжело мириться со своенравностью детей. Они могут быть непредсказуемыми и нервными, но при этом отличаться любознательностью и оригинальностью.

Итоги неправильной интерпретации натальной карты

Невнимательное отношение к расшифровке карты может привести к крайне негативным результатам. Неправильно обрабатывая информацию, которую дает гороскоп, даже опытные мастера астрологии могут потерять свой авторитет. Есть разные последствия, которые влечет неверная интерпретация информации, и все они имеют вредное воздействие:

  • Если человек узнает, что не может иметь детей, он воспользуется медицинской помощью, будет проходить длительные обследования и курсы лечения.
  • Особо впечатлительные люди могут сразу же обратиться за хирургической помощью или в организацию по искусственному оплодотворению.
  • Услышав подобный вердикт, люди также испытывают нервные или психические расстройства, что негативно сказывается на их общем состоянии здоровья.
  • Если неверно прочесть карту и сообщить партнерам о том, что они смогут завести детей, можно настроить их на позитивный лад, но все действия не будут приносить результата.

При осуществлении астрологической практики нужно со всей ответственностью подходить к прогнозам. Даже если они отрицательные, не нужно озвучивать их, словно приговор. Это может повлечь за собой неоправданные негативные последствия. Астрологи не только исследуют влияние небесных тел на судьбы людей, но и направляют человека на положительный исход ситуации, настраивают на нужный лад.

Многие специалисты придерживаются гуманистических принципов, по возможности поддерживая человека, если прогноз оказывается неутешительным. Если в натальной карте есть критическая информация, следует обязательно озвучить и положительные аспекты, которые содержит гороскоп. При этом никогда не стоит предоставлять заведомо ложные сведения, даже если это обусловлено благими побуждениями.

Согласно полученным данным научным образом было доказано, что степень участия генетических факторов на формирование личности доходит до 70%. Например, агрессивность обусловлена генетикой на 80%, склонность к ведомости на 60%, интеллект на 70% и т. д. Вывод напрашивается сам за себя: дети наследуют от своих родителей не только физические черты, но и черты личности.

Астрология наследственности

Астрологическая наследственность. В западной астрологической литературе встречается много работ, посвященных вопросам наследственности в астрологии, где показывается корреляция астрологических показаний в натальных картах бабушек и дедушек, родителей и внуков.

Интересное исследование на эту тему проведено в США биологами и психологами Гарвардского Университета, которые доказали влияние наследственности на формирование темперамента человека. В подтверждение их гипотезе Центр исследования близнецов и приемных детей Университета Миннесоты опубликовал 20-летнее исследования, в котором они анализировали более 8000 пар близнецов, разлученных сразу после рождения. Смысл исследования состоял в том, что таким образом они хотели проанализировать степень влияния генетических факторов, а также факторов окружающей среды на формирование личности. В итоги они вывели так называемый индекс наследственности поведенческих черт.

Согласно полученным данным научным образом было доказано, что степень участия генетических факторов на формирование личности доходит до 70%. Например, агрессивность обусловлена генетикой на 80%, склонность к ведомости на 60%, интеллект на 70% и т. д. Вывод напрашивается сам за себя: дети наследуют от своих родителей не только физические черты, но и черты личности.

Приведенные данные приоткрывают тайну человеческой личности, секреты которой были известны еще в глубокой древности, когда астрологи указывали, что человек рождается в необходимое время для него и что расположение планет в гороскопе ребенка имеют с вязь с гороскопом его родителей.

Птолемей в «Тетрабиблосе» (книга 3, глава 1): «Позиции планет в момент рождения человека способствуют тому, чтобы его приход в этот мир произошел в подходящий для этого обстановке. Потому что природа, позаботившись о его создании, заставляет его покинуть тело матери в момент, когда качества окружающей среды приближены к качествам условий, в которых происходило его формирование».

Позже, уже в 16 веке Кеплер в работе «Гармония мира» пишет: «Когда плод готов к появлению на свет, созидающая сила бытия, отвечающая за рождение потомства, окружает и выталкивает его, способствуя приходу новой жизни в тот момент, когда звезды возвращаются в то положение, где они были в момент рождения его родителей, либо образуют аналогичные комбинации».

Пылкий ум ученных 19 и 20 веков, вооруженные новыми статистическими методами желали преодолеть астрологический Эверест по теме наследственности. Французский астролог Поль Шуаснар долгое время занимался вопросами наследственности через астрологическую призму и пришел к выводу, что дети обычно рождаются с положением Солнца, Луны, Асцендента или МС в том знаке, что и у родителей. Он пишет: «Ребенок не становится обладателем тех или иных черт характера, родившись в определенный момент времени, он рождается в этот момент, потому что эти черты обусловлены его наследственностью».

Позже швейцарский астролог и статистик Карл Крафт в работе «Трактат по астрологии» подтверждает выводы, сделанные ранее Шуаснаром: «Время рождения человека не случайно, положение звезд в этот момент имеет тесную взаимосвязь и определенную схожесть с положением звезд во время рождения остальных членов его семьи».

Данные ученых не были приняты академическим сообществом. Позже их решил перепроверить Мишель Гоклен. В то время статистика активно развивалась как наука и были открыты новые методы и ведены коррекции в старые, с помощью других, так называемых апостериорных критериев. Простейший из них называется t-критерием Стьюдента с поправкой Бонферрони.

Гоклен нашел в работах Шуаснара и Крафта методологические ошибки, но как мы знаем он не стал клеймить позором астрологию и потратил большую часть жизни изучению нашей науки через статистические исследования. Мишель совместно со своей командой проанализировал значительное количества карт известных людей. В основу гипотезы он положил корреляцию между планетами и профессиями. Для этого Гоклен разделил круг на различное количество секторов: 12, 18 и 32.

Он анализировал профессиональные достижения в различных направлениях (ученые, политики, военные, руководители, художники, актеры, поэты, писатели, музыканты и т. д.) и положение Луны, Юпитера, Марса и Сатурна в момент их восхода или зенита либо незадолго до этого. Он пришел к выводу, что планеты оказывают влияние, при условии, когда они находятся после восхода над горизонтом или проходят зенит, а также некоторое время перед достижением этих точек; кроме того, действие планеты весьма сильно несколько часов после захода и прохождения надира.

Гоклен также составил справочник какие планеты с какими чертами характера соотносятся.

ЛУНА — добросердечный, терпимый, приспосабливающийся, мечтательный;

ЮПИТЕР — щедрый, склонный к самодемонстрации, тщеславный.

Результаты соответствия психологических качеств личности планетам привели Мишеля к формированию гипотезы о том, что достижения успеха не обусловлено действием конкретной планеты, но определяется взаимосвязью планет и черт характера, и именно это влияние приводит к выбору профессии. Более глубоко тема рассмотрена в его работе «Метод определения черт характера».

«Если позиция планеты указывает на какую-либо черту характера, эта черта должна быть наследственной», — как утверждал Гоклен.
[slider-products]
Исследования, проводимые им в 60-х годах прошлого столетия выявили интересную закономерность, что дети рождаются с теми же планетами в зонах силы (вблизи восхода и зенита), что и у родителей. Эта вероятность удваивается, если у обоих родителей одна и та же планета находилась в одной и той же зоне. Проведенные позже повторные исследования с помощью компьютерной обработки не подтвердили выводов, сделанных вручную, но указали на важность влияния секторов.

Тема наследственности не дает покоя и последователям Гоклена и ученым нашего времени. Английский астролог и астроном, специалист в области космического магнетизма Перси Сеймур сформировал теорию, основываясь на результатах исследования Гоклена. В своей работе «Астрология: доказательство науки» он утверждает, что исследования в области биологии показали, что многие формы жизни от бактерий и до человека способны использовать магнитное поле Земли в качестве ориентира. Поэтому колебания магнитного поля оказывают влияния на эти формы жизни, включая человека. Сеймур убежден, что вся Солнечная система исполняет сложную симфонию — музыку звезд.

Он ссылается на работы австрийца К. Бирзера, который нашел закономерность, что магнитное поле Земли оказывает большое действие на ребенка в первые дни его жизни. На основание этого, Бирзер утверждает, что близость психологических качеств ребенка и одного из его родителей объясняется схожестью геомагнитной активности в месте их рождения.

Основываясь на эти результаты, Сеймур полагает, так как на магнитное поле Земли оказывает влияние движение планет и Солнца, что влияние планет происходит по средствам магнитных импульсов. Следовательно плод в утробе матери может улавливать определенные магнитные колебания. Причем он считает, что каждый человек «запрограммирован» на определенную частоту, обусловленную генетическими факторами. Это оказывает влияние и когда ребенок родиться и как он воспринимает информацию, что делает, т. е. как на нее реагирует.

Не менее интересное исследования провели два итальянских астролога Миэле и Дишеполо, они выявили 25 переменных, обозначив взаимосвязь между знаками расположения Солнца, Луны и Асцендента, а также домами Солнца и Луны родителей и детей. Их база была обработана департаментом математики и статистики Университета Неаполя; руководители этого департамента Франсиско Мола и Луиджи Д, Амбро на основе значительной статистической выборки подтвердили основную закономерность: «НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ДЕТИ РОЖДАЮТСЯ С АСЦЕНДЕНТОМ В ЗНАКЕ РАСПОЛОЖЕНИЯ СОЛНЦА В КАРТЕ ОТЦА ИЛИ МАТЕРИ».

Другие переменные, которые нашли Миэле и Дишеполо не менее интересны и нашли свою статистическую правоту:

  • Солнце ребенка расположено в знаке Асцендента матери,
  • Дом, в котором расположено Солнце ребенка, совпадает с домом, где расположено Солнце в карте отца,
  • Дом, в котором находится Солнце ребенка, соответствует дому, в котором находится Луна его матери,
  • Солнце ребенка расположено в том же знаке, что и у его отца.

Свои выводы они опубликовали в книге «Наблюдения исследований Дишеполо/Миэле». Они утверждают, что часто у ребенка знак Асцендента совпадает с локализацией Солнца отца или матери.

Позже было проведено новое исследование в Бразилии под руководством Селисы Беранжер. Бразильской группе удалось проанализировать 610 карт, включающих в себя членов 244 семей.

Они пришли к выводам, которые отчасти совпадают с данными итальянского исследования:

  • Солнце ребенка совпадает со знаком, в котором находится Луна матери,
  • Знак, в котором расположена Луна ребенка, совпадает со знаком Асцендента его отца,
  • Знак Асцендента ребенка является солнечным знаком его матери,
  • Дом, где находится Луна ребенка, совпадает с домом локализации Луны его матери.

Исследования подтвердили устойчивую корреляцию между знаками, в которых расположены Асцендент, Солнце и Луна ребенка и его родителей.

Источник: Древние техники и вечные темы в испанской школе астрологии. Вопросы наследственности в астрологии. Селиса Беранжер

Эту статью мне хотелось бы посвятить рассмотрению некоторых, на мой взгляд, основных особенностей феномена «мертвой матери», его теоретических и клинических аспектов. Затронутая нами проблема приобретает в настоящий момент особую значимость в клинике психических заболеваний, так как она имеет самое непосредственное отношение к травме и к депрессии, которые в последнее время стали актуальными факторами психической патологии в современном мире и в частности в России.
Феномен «мертвой матери» был выделен, назван и изучен известным французским психоаналитиком Андре Грином сравнительно недавно. В работе «Мертвая мать», вышедшей в свет в ] 983 году, и пока не переведенной на русский язык, Грин использовал в качестве парадигмы изучения психических явлений детский ответ на травматическое разрушение связи между ребенком и матерью на самых ранних периодах жизни индивидуума. Эта работа поднимает определенные фундаментальные теоретические вопросы в отношении реконструкции прошлого и взаимосвязи между травмой в младенчестве и раннем детстве и последующей психопатологией. Введенное им в психоаналитическое употребление символическое понятие «мертвая мать» можно по праву назвать базовым по отношению к исследованию происхождения травмы и проблем ее реконструкции. А также очень важно отметить, что феномен «мертвой матери» может быть увиден как освещающий некоторые основные моменты психодинамики личности в парадигме практики и теории психоанализа.
Исследуя истоки развития личности в онтогенезе, Андре Грин вслед за Карлом Абрахамом считает отнятие от груди центральным моментом в психоэмоциональном развитии ребенка. Но, в отличие от многих других исследователей, он говорит о том, что потеря груди не всегда становится драматичной для ребенка. «Страх, тревога потери объекта живет в каждом из нас», — пишет Андре Грин, и для нарушения развития, с его точки зрения, должны быть созданы необходимые условия. В качестве главного пре-диспозиционного фактора, способствующего психической травма-тизации, он выделяет депрессию матери. В этом отношении важно сразу отметить, что материнский аффективный уход от младенца или маленького ребенка это относительно часто встречающийся, общий случай, в то время как, например, синдром «мертвой матери», который обнаруживает тяжелую психопатологию, является достаточно редким в клинической практике. Важную роль в разнообразии реакций ребенка на эмоциональное отсутствие матери играют внутрипсихические селективные процессы, работающие над изживанием травмы. В связи с этим А. Грин акцентирует наше внимание на имеющей место разнице в депрессивном существовании матери либо как на хронически депрессивной, либо как на матери, которая внезапно на один день становится таковой.
Что же может стать причиной, погружающей мать в депрессию? А. Грин выделяет следующие жизненные стрессовые ситуации: обман мужа, смерть родителей, прерывание беременности, выкидыш. Эти моменты, запускающие депрессию женщины, что имеет большое значение в клинике аффективных нарушений, могут быть передающимися из поколения в поколение от матери к дочери. Для описания этих случаев Грин использует термин С. Ле-бовиси «трансгенерационная передача». Мы не случайно акцентируем внимание на этих идеях — они имеют непосредственное практическое применение в психотерапии пациентов с тяжелыми депрессиями. Проведение параллели между материнской депрессией и запускающими ее факторами у пациента с аффективной патологией приводит не только к имеющему особую терапевтическую ценность пониманию того, что мать была больна, но и к осознанию идентификации с матерью и с ее расстройством. Смещение акцента у одной моей пациентки с переживания матери как не желающей понять ее и дать ей то, что она просит, а именно позитивные чувства любви и привязанности, на восприятие матери, как не могущую их дать, привело к серьезным терапевтическим сдвигам в нашей работе с ее депрессивным мироощущением.
В терапии пациентка К. смогла отделить свой мир от ощущения себя существующей в фантазии с кладбищами, гробами и мертвецами, то есть от мира матери, живущей неоплаканной потерей внезапно ушедшего из жизни мужа. И что удивительно, она смогла в терапии протянуть трагическую ниточку событий вглубь времен, и «вырисовалось древо жизни с корнями, погруженными в прошлое» (Лебовиси С, 1996). Как оказалось, дедушка, муж бабушки моей пациентки по материнской линии, по семейному преданию, погиб очень молодым, когда мама моей пациентки была еще маленькая. Суть произошедшего заключ&тась в том, что он знал, что погибнет, и бабушка это знала, но не удержала его. Такая же «случайность» имела место и в семье моей пациентки, когда ей было 7 лет. Ее отец, улетая на самолете в отпуск, почему — то предполагал, что самолет разобьется и мама тоже магически чувствовала, что может случиться непоправимое, и все-таки отпустила его. Данная семейная история является своего рода «трансгенерационным мандатом» С. Лебовиси, передающимся из поколения в поколение в данном случае от бабушки к матери и до моей пациентки. Это повторение драмы прошлого в терапии мы с моей пациенткой смогли увидеть воочию, когда ее гражданский муж собрался ехать в Чечню на поиски своего пропавшего друга. В тот момент моя пациентка пришла ко мне на встречу со словами, что она думает, что ее мужчина погибнет, и она останется безутешной вдовой, и она точно знает это, но не может его не отпустить. Поднятые ситуацией переживания вывели нас на мысль о том, что есть некая связь между ней, матерью и бабушкой, которая обеспечивает некую преемственность и принадлежность ребенка этого рода к матери. Счастливая девочка и недепрессивная молодая женщина, имеющего живого мужа не могла бы быть дочерью своей матери. Целью мандата было передать потерю и существование в депрессии, дабы сохранить пространство отношений и связь с матерью.
Что же мы видим в этой особой реальности, в пространстве ранних диадных отношений? Мать, по мнению А. Грина, находится рядом с ребенком и в то же время она погружена в состояние депрессии. Ребенок не знает, что заботит мать. Эмоционально отвергающая ребенка мать не может понять его и, соответственно, дать то, что ребенку надо. Сложившаяся ситуация приводит к серьезным изменениям в психике ребенка, который не знает, что же на самом деле происходит. Именно в этот момент ребенок теряет всякое значение отношений с матерью, что в последствии в течение жизни найдет отражение в обесценивании и потере отношений с другими людьми. Мы можем резюмировать, что чувство, которое устанавливается у ребенка в самых ранних отношениях с его матерью, является базовым, на основании которого и складывается его дальнейшие взаимодействие с другими людьми. Приходя в терапию, пациенты с такими трудностями психического функционирования не могут понять, как аналитик может помочь им в их тяжелой жизненной ситуации. Ими, как правило, владеет сильный страх формирования отношений. По этой причине они с трудом устанавливают перенос, и, если это все же происходит, то проецируют на психотерапевта образ своей депрессивной матери, видят терапию как «мертвые отношения» и в соответствии с этими переносными условиями испытывают в анализе чувства, что это все только некоторое добавочное страдание к уже имеющемуся у них. В качестве примера отвержения терапевта пациентом как реального помогающего объекта, приведу небольшой, но точно отражающий описанную нами проблематику «мертвого анализа» и «мешающего аналитика» фрагмент из первого сна, принесенного моей пациенткой в терапию: » Я тяжело иду в гору, у меня в руках велосипед, на котором я не могу ехать, и я вижу женщину, она идет со мной рядом и запихивает палку в крутящееся колесо велосипеда«. Спектр оценок пациентов с феноменом «мертвой матери» колеблется от полного игнорирования психотерапевта и его роли в судьбе пациента до активного непринятия всего комплекса мероприятий анализа.
В настоящее время некоторыми исследователями феномен «мертвой матери» рассматривается не как единое пространство психического расстройства, а как область нарушений, имеющих некоторое психопатологическое разделение. Например, А. Мо-делл (Kohon, 2000) предлагает ввести следующие клинические категории и отделить синдром «мертвой матери» от комплекса «мертвой матери». Термин «синдром «мертвой матери», с его точки зрения, может быть использован для того, чтобы описать в крайней степени злокачественный клинический симптомоком-плекс, который А. Грин видит как ситуацию, при которой имеет место первичная идентификация с эмоционально мертвой мате-, рью. В то время как термин «комплекс «мертвой матери» А. Мон-Делл предлагает использовать для того, чтобы показать возможность целого спектра индивидуальных ответов ребенка на хронически депрессивную, эмоционально отсутствующую мать. Как пример комплекса «мертвой матери» А. Монделл приводит воспоминания известного психоаналитического исследователя Гюн-трипа. В работе «Мой опыт анализа с Фейерберном и Винникоттом» Гюнтрип рассказывает о том, как он реконструировал с Д. Винникоттом свой детский опыт депрессивной и эмоционально недоступной матери, не смотря на то, что сам он не страдал от синдрома «мертвой матери». В Гюнтриповских исследованиях самого себя можно обнаружить лишь некоторое присутствие комплекса «мертвой матери», который в его случае не вел к эмоциональной омертвелости, то есть идентификации с депрессивной матерью и выражался только в гиперчувствительности к шизоидным состояниям ухода других людей. Сходное проявление патологии комплекса «мертвой матери» я наблюдала в процессе первого года психотерапии с одним моим нарциссическим пациентом. У данного пациента я не обнаружила тотальной идентификации с мертвой матерью. Но, не смотря на то, что он был в достаточной мере эмоционально наполненным, он очень остро, агрессивно реагировал на проявление малейшего невнимания по отношению к его личности со стороны работников сферы обслуживания. Эти эпизоды игнорирования оценивались им как недопустимая оплошность с их стороны, за которую «менеджеров, занимающихся непонятно чем, надо выгонять с работы». Такие моменты вызывали у него бурю агрессивных чувств. Мой пациент считал, что это их «долг». Он с ударением произносил словосочетание «святая обязанность», за которую они получают деньги, заметить его, стоящим у справочного окошка и заняться им, или объяснить ему, почему в данный момент они не могут уделить ему внимание, иначе его чувства становятся нестерпимыми и ищут выход лишь в частично осознаваемом им агрессивном поведении. Я интерпретировала его возмущение как «младенческий плач», как попытку привлечь мое внимание, которое он не чувствовал из-за активации трансферентных переживаний комплекса «мертвой матери». В этот момент, возможно, он бессознательно ассоциировал меня со своей матерью и внутренне ощущал, что для того чтобы ему докричаться до «эмоционально глухой» матери ему надо делать это сразу и изо всех сил.
Рассмотрим теперь некоторые другие интересные с клинической точки зрения особенности феномена «мертвой матери». По мнению А. Монделла, комплекс «мертвой матери», функционирующий в психике индивида, не развивается с течением времени в синдром «мертвой матери». Таким образом, мы фактически имеем две независимые составляющие феномена, которые, как мы рассмотрели ранее, принимаются разными авторами, и в том числе А. Грином, как два различных самостоятельных психических нарушения. К примеру, ранняя потеря мысленного объекта, всегда удовлетворяющего, с точки зрения А. Грина, может приводить к двум исходам: к депрессии или к пустоте психоза. А. Грин называет ощущение переживаемой индивидом тотальной пустоты — бланковой депрессией, которая имеет отношение к отсутствию эмоционального вклада или декатексиса. Эти декатектированные состояния возникают из-за потери значения отношений, о чем мы уже упомянули выше. Как образуется эта пустота? Для этого мы остановимся более подробно на описании процесса катексиса. Мы знаем, что каждый образ или объект в психике человека обязательно катектируется. Это значит, что в его психическую репрезентацию происходит некоторое энергетическое вложение.
Таким образом, по А. Грину, «катексис» — это то, что делает жизнь человека плохой или хорошей, но обязательно имеющей значение. Важным моментом является также утверждение А. Грина, что человек открывает катексис только тогда, когда ощущает, что теряет его. Эта потеря катексиса, которая играет ключевую роль в формировании феномена «мертвой матери», происходит приблизительно на 8-9 месяце первого года жизни ребенка, когда формируется привязанность к матери. В этот же момент ребенок начинает узнавать фигуру отца, как третье лицо, участвующее в его отношениях с матерью. Но сам «комплекс или синдром „мертвой матери“», по мнению А. Грина, проявится значительно позже, уже в Эдиповой ситуации. В этот момент среди прочих психодинамических факторов отмечается присутствие сильного желания матери в Эдиповой констелляции. Но это желание, по мнению А. Грина, не включает в себя мать, оно имеет вложенный неизвестный объект тяжелой утраты. В этот момент у ребенка может наблюдаться компенсаторная преждевременная привязанность к отцу. В случае младенца женского пола данные отношения сильно эротизируются, девочка думает, что хоть отец сможет быть эмоциональным и «спасет» ее. Но нередко бывает так, что отец оказывается таким же неспособным, как и мать. Описывая происходящее, А. Грин использует понятие «мертвого отца» по аналогии с феноменом «мертвой матери». Но все же, главным фактором формирования феномена «мертвой матери» являются особенности диадных отношений, заложенные ранее, и которые характеризуются как имеющие в своей основе амбивалентную привязанность. На физиологическом уровне мать может оказывать идеальный уход, но эти манипуляции со стороны матери над ребенком имеют невротический вид: насильное кормление ребенка, когда он не хочет или грудь выдается «строго» по часам, стерильное соблюдение чистоты, бесконечная «глажка» пеленок вместо живого общения с ребенком, раннее приучение к горшку. Когда такая мать берет ребенка на руки, мы можем наблюдать демонстрацию отвержения матери со стороны ребенка: он выгибается дугой, отворачивается. В этом ребенке не отражается любовь матери, которая все поглощает сама, и в психическом ребенка возникает «черная дыра». Такая эмоциональная пустота, яма, чернота сопровождается интенсивными переживаниями тревоги. Эта сильная тревога, не является кастрационной, имеющей отношение к Эди-повому комплексу, а скорее возникает вследствие потери объекта. В данном случае мы можем говорить о сепарационной тревоге, обусловленной душевной раной, не связанной с телесными повреждениями как при страхе кастрации на фаллической стадии. Одна моя пациентка, ощущающая постоянное беспокойство по поводу своей матери, рассказывала, что все лучшее, все лакомые кусочки доставались и достаются не ей, а ее матери. Она твердо уверена в этом, что так было всегда, даже когда она была совсем маленькая,. Именно ее мать занимает место в «центре тепла», а о себе она говорит: «я всегда с краешку, чуть — чуть греюсь». Пациентка К. произносит эти слова с горечью, болью и обидой.
Такая вышеописанная нами «дыра» в психике индивидуума является следствием наблюдаемого деструктивного материнского отношения к ребенку. Ребенок теряет свою мать, но не реальную, а воображаемую, и у него к матери на этом этапе не возникает ненависти, вместо нее есть только рана и боль как реакция на душевную травму. С утратой символического объекта осуществляющего первичный уход теряется либидонозно-сексуальный ка-тексис, не происходит либидонозного вложения в объект. В этот момент ребенок погружается в депрессию и перестает развиваться. Это может выражаться в сильном замедлении физического развития, особенно отражаясь на росте ребенка. Эти дети часто имеют недостаточный для них рост и вес. Такой процесс либидонозного изымания объекта матери из «головы» ребенка А, Грин называет декатексисом или психическим убийством матери ребенком.
На втором этапе формирования структуры «„мертвой матери“» происходит бессознательная идентификация с мертвой матерью и вторичное заполнение образовавшейся «дыры» ненавистью, что может выражаться в зеркальной симметрии отношений между матерью и ребенком. Как пример можно привести слова одной моей депрессивной пациентки о том, как они с мамой обмениваются взглядами ненависти: в глазах матери она видит отражение своих скрываемых чувств.
Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующий вывод, что феномен «мертвой матери» является следствием двух целенаправленных движений в одном процессе потери: сначала преобразование и аннулирование вклада первичного материнского объекта и затем идентификация с инкорпорированным объектом, который на деле оказывается мертвым.
Еще одним важным моментом, который стоит отметить, является то, что в описании процесса интернализации «мертвой матери» как объекта А. Грин использует термин «имаго», так как он имеет непосредственное отношение к конструкции пациента или, по — другому, к внутренней репрезентации матери, которая не обязательно эквивалентна памяти о настоящей личности матери. Употребление термина «имаго» указывает нам, прежде всего, на то, что идентификация с «мертвой матерью» является бессознательной. Но при этом, однако, все же нельзя совсем исключить роль исторической матери в образовании ее внутренней объект — репрезентации. По этой причине необходимо более подробно остановиться на некоторых моментах исследований, связанных с интернализацией образа матери. Надо сразу отметить, что на сегодняшний момент имеются разные взгляды на некоторые проблемы, связанные напрямую с комплексом и синдромом «мертвой матери». Например, точка зрения А. Монделла отличается от выводов А. Грина в одном очень важном моменте. Последний утверждает, что успешная психотерапия пациентов может открыть память о периоде материнской эмоциональности, который предварял ее депрессию. Изученные же А. Монделлом случаи подтверждают, в отличие от гриновских примеров, совсем другой жизненный сценарий. Материнская мертвость, по мнению А. Монделла, не переживается как дискретный эпизод с началом и концом. Таким образом, он не находит того периода, где мать была бы эмоционально жива. С точки зрения пациентов А. Монделла, реконструкция образа матери, приводит их к тому, что мать видит-, ся ими скорее как имеющая постоянный характерологический дефицит, нежели чем страдающая от временно ограниченной депрессии. А. Монделл отмечает, что некоторые его пациенты вообще не распознавали материнскую депрессию как таковую. Исходя из этого соображения в многих случаях работа психоаналитика по реконструкции материнского эмоционального отсутствия и депрессии имеет важный терапевтический эффект, так как некоторые из этих пациентов свято верят в то, что их мать отвернулась от них из-за присущей им от рождения дефективности и плохости.
Феномен «мертвой матери» может также иметь место в случае, если мать отрицает, что у ее ребенка есть внутренний индивидуальный мир, отдельный от ее собственного. Этот факт может быть связан с отсутствием у нее опыта переживания чувственного мира других людей. Последствия такого отрицания матерью внутреннего мира ребенка могут быть опустошающими. Признание уникальности психического мира ребенка матерью будет эквивалентно признанию, что он психически живой. Если этого не происходит, то налицо некий факт отрицания матерью, что этот ее ребенок — живой человек. Следующим шагом в этом направлении будет вывод о том, что такие чувственно неспособные матери, не признавая психическую живость своих детей, желали, чтобы их дети не существовали, чтобы их младенцы были мертвы. Такому ребенку не пожаловано разрешение быть личностью, существовать как имеющему мир, уникальный и отдельный от материнского. Таким образом, непризнание матерью детской психической живости ощущается ребенком как отказ в разрешении к его существованию. Такой отказ ребенку, в свою очередь, приводит к запрещению всех желаний младенца. Это может быть сформулировано следующим образом: если кто-то не имеет права существовать, значит, этот кто-то не имеет права и желать. Отсутствие желаний у ребенка с синдромом «мертвой матери» со временем трансформируется в неспособность испытывать удовольствие. Важно, что у такой личности отсутствует удовольствие от себя самого и собственного существования, удовольствие от «просто быть». И если ему каким-то образом все же удается получить хотя бы небольшое удовольствие, у него складывается стойкое убеждение, что за ним должно последовать наказание.
Есть еще один аспект феноменологии «мертвой матери», указанный А. Монделлом, который обязательно нужно здесь рассмотреть. Он имеет отношение к обработке аффектов. Всеми признано, что нарушение в ранних отношениях между матерью и ребенком вносит свой вклад в относительную неспособность ребенка регулировать свои аффективные реакции. Это положение базируется на том, что младенческие гомеостатические процессы регулируются совместно и ребенком и матерью. Это нарушение в регулировании аффектов может нарастать из-за асинхронное™ в детско-материнских отношениях, так как в соответствии с теорией Биона мать является контейнером и инициатором первоначальной детской тревоги. Наблюдаемый у ребенка страх переживания интенсивных чувств убеждает нас в том, что его аффекты в действительности неконтролируем ы. Если мать эмоционально недоступна для ребенка, она также дистанцирована от себя самой и от своего тела и эта диссоциация между душой и телом транслируется ребенку. Таким образом, мать доказывает свою неспособность содействовать ребенку в его переживании аффективного опыта. В этих условиях самость ребенка будет затоплена или перевернута вверх ногами.
В ряду многих других исследователей феномена «мертвой матери» мы по праву можем назвать имя Даниила Штерна. Он в своей работе «Один способ сделать из ребенка больного», признает, что написал ее под влиянием концепции «мертвой матери» А. Грина. В своих наблюдениях за младенцами, перекликающихся с психоаналитическими исследованиями первого года жизни ребенка Р. Шпица, Д. Штерн увидел и описал младенческую микродепрессию, являющуюся результатом неудачных попыток оживить мать:
«Мать прерывает контакт глазами и не делает попыток восстановить его. В очень малой степени она является отвечающей ребенку. Мать не воодушевлена взаимодействием с ним. Эти материнские посылы вызывают резонанс в душе ребенка: у него также пропадает воодушевление, возникает чувство опустошения, исчезают позитивные аффекты, отмечается мимическая бедность, уменьшается активность. Этот опыт можно описать как микродепрессию».
Д. Штерн отмечает, что после того как все попытки ребенка вернуть мать к жизни, возвратить ее эмоциональность проваливаются, ребенок пытается быть вместе с ней любым способом, а именно путем ее имитации или идентификации с ней. Эти идеи Д. Штерна сопоставимы с точкой зрения А. Грина на его пациентов как на страдающих от первичной идентификации с мертвой матерью. А. Грин считает, что «мертвая мать» — это прежде всего присутствие отсутствующей матери, или он еще называет это явление «мертвым присутствием». Это значит, что такой младенец всем своим видом показывает: «Если я не могу быть любимым моей матерью, я сам стану ей». Эту первичную, всеобщую идентификацию можно назвать центральной характерной чертой, отличающей синдром «мертвой матери» от симптома «мертвой матери». Многие пациенты, по мнению А. Монделла, счастливо избегают синдрома «мертвой матери», благодаря механизму контридентификации. Они становятся противоположностью своей матери, и это позволяет им быть только частично мертвыми, что возвращает им переживание своей индивидуальности, предохраняя их чувство различия между самостью и объектом. По контрасту с этим, в случае первичной идентификации с матерью, индивидуальность пациента полностью потеряна, в соответствии с фантазиями пациента как будто затоплена внутри его матери. В этом случае личность состоит из интернализованных элементов, пережитых ребенком материнских бессознательных установок. К примеру, мать, которая выглядит как «хорошая» может переживаться ее дочерью на самом деле как наполненная ненавистью. Соответственно дочь может идентифицироваться с этими ложными аспектом личности матери и также быть «хорошей» как и ее мать, но с подстилающими эту «хорошесть» чувствами ненависти. Мать игнорирует внутренний мир дочери, а дочь, в свою очередь, конструирует свое психическое исходя из того, что она воспринимает как материнские бессознательные установки. Этот механизм и является тотальной идентификацией с мертвой матерью, которая не способна любить других и вообще кого бы то ни было.
Д. Штерн в связи с этим ввел очень полезную и точную метафору в отношении феномена «мертвой матери». Он назвал ее «схемой быть с. ». Эта концепция достаточно точно описывает состояние ребенка находящегося лицом к лицу с депрессивной матерью. Она отражает нарушение в развитии и может быть использована как парадигма хронической травматизации, которая является результатом ранней нарушенности отношений между ребенком и матерью, которая неоднократно на протяжении всей жизни подтверждается.
В настоящее время мы с уверенностью можем сказать, что если не брать во внимание психотических пациентов, синдром «мертвой матери» остается одной из наиболее трудных проблем, с которыми можно встретиться при психотерапевтической работе с пациентами. Патология феномена «мертвой матери» включена в тяжелые шизоидные, аутистические и нарциссические расстройства и проявляется, по мнению А. Грина, лишь в переносных отношениях в психоаналитической психотерапии или психоанализе. Очень часто пациенты с такой патологией не жалуются на депрессию. Скорее мы слышим следующие нарциссические запросы: мне скучно, у меня внутри пусто, мне холодно, мне нечем себя занять. Если мы все же диагностируем синдром «мертвой матери» у обратившегося в психотерапию, то работа с таким пациентом должна начинаться с создания безопасной атмосферы лечения, с принятия такой личности со всеми ее тяжелыми переживаниями. И мы, прежде всего, должны задать себе вопрос, можем ли мы вынести его, испытываем ли мы эмпатию по отношению к данному человеку. Дальнейшая тактика работы в психотерапии должна быть направлена на создание внутреннего принимающего и любящего образа матери. Очень важно в данной ситуации для психотерапевта уметь молчать, не фрустрируя этим пациента, терпеливо ждать, пытаясь эмпатически вчувствоваться и понять, что он хочет сказать. Индивидуумы с феноменом «мертвой матери» требуют более внимательного отношения, большего эмоционального вклада со стороны психотерапевта, чем пациенты с другой патологией. Очень важно в этом отношении для терапевта не быть внедряющимся, попытаться дать подпитку слабой части Я. Такие пациенты, не получая поддержки, стремятся быстрее покинуть терапевта или могут развивать сильный эротизированный или негативный терапевтический перенос и бессознательно манипулировать психотерапевтом, требуя причинения ему страданий для подтверждения ранних травм.
Таким образом, наличие некоторой базы теоретических знаний о феномене «мертвой матери» может стать важным фактором, способствующим своевременному распознаванию и верной диагностики симптома или синдрома «мертвой матери», что в свою очередь будет залогом продвижения и успешности терапии тяжелых личностных расстройств.

Феномен «мертвой матери»

Эту статью мне хотелось бы посвятить рассмотрению некоторых, на мой взгляд, основных особенностей феномена «мертвой матери», его теоретических и клинических аспектов. Затронутая нами проблема приобретает в настоящий момент особую значимость в клинике психических заболеваний, так как она имеет самое непосредственное отношение к травме и к депрессии, которые в последнее время стали актуальными факторами психической патологии в современном мире и в частности в России.
Феномен «мертвой матери» был выделен, назван и изучен известным французским психоаналитиком Андре Грином сравнительно недавно. В работе «Мертвая мать», вышедшей в свет в ] 983 году, и пока не переведенной на русский язык, Грин использовал в качестве парадигмы изучения психических явлений детский ответ на травматическое разрушение связи между ребенком и матерью на самых ранних периодах жизни индивидуума. Эта работа поднимает определенные фундаментальные теоретические вопросы в отношении реконструкции прошлого и взаимосвязи между травмой в младенчестве и раннем детстве и последующей психопатологией. Введенное им в психоаналитическое употребление символическое понятие «мертвая мать» можно по праву назвать базовым по отношению к исследованию происхождения травмы и проблем ее реконструкции. А также очень важно отметить, что феномен «мертвой матери» может быть увиден как освещающий некоторые основные моменты психодинамики личности в парадигме практики и теории психоанализа.
Исследуя истоки развития личности в онтогенезе, Андре Грин вслед за Карлом Абрахамом считает отнятие от груди центральным моментом в психоэмоциональном развитии ребенка. Но, в отличие от многих других исследователей, он говорит о том, что потеря груди не всегда становится драматичной для ребенка. «Страх, тревога потери объекта живет в каждом из нас», — пишет Андре Грин, и для нарушения развития, с его точки зрения, должны быть созданы необходимые условия. В качестве главного пре-диспозиционного фактора, способствующего психической травма-тизации, он выделяет депрессию матери. В этом отношении важно сразу отметить, что материнский аффективный уход от младенца или маленького ребенка это относительно часто встречающийся, общий случай, в то время как, например, синдром «мертвой матери», который обнаруживает тяжелую психопатологию, является достаточно редким в клинической практике. Важную роль в разнообразии реакций ребенка на эмоциональное отсутствие матери играют внутрипсихические селективные процессы, работающие над изживанием травмы. В связи с этим А. Грин акцентирует наше внимание на имеющей место разнице в депрессивном существовании матери либо как на хронически депрессивной, либо как на матери, которая внезапно на один день становится таковой.
Что же может стать причиной, погружающей мать в депрессию? А. Грин выделяет следующие жизненные стрессовые ситуации: обман мужа, смерть родителей, прерывание беременности, выкидыш. Эти моменты, запускающие депрессию женщины, что имеет большое значение в клинике аффективных нарушений, могут быть передающимися из поколения в поколение от матери к дочери. Для описания этих случаев Грин использует термин С. Ле-бовиси «трансгенерационная передача». Мы не случайно акцентируем внимание на этих идеях — они имеют непосредственное практическое применение в психотерапии пациентов с тяжелыми депрессиями. Проведение параллели между материнской депрессией и запускающими ее факторами у пациента с аффективной патологией приводит не только к имеющему особую терапевтическую ценность пониманию того, что мать была больна, но и к осознанию идентификации с матерью и с ее расстройством. Смещение акцента у одной моей пациентки с переживания матери как не желающей понять ее и дать ей то, что она просит, а именно позитивные чувства любви и привязанности, на восприятие матери, как не могущую их дать, привело к серьезным терапевтическим сдвигам в нашей работе с ее депрессивным мироощущением.
В терапии пациентка К. смогла отделить свой мир от ощущения себя существующей в фантазии с кладбищами, гробами и мертвецами, то есть от мира матери, живущей неоплаканной потерей внезапно ушедшего из жизни мужа. И что удивительно, она смогла в терапии протянуть трагическую ниточку событий вглубь времен, и «вырисовалось древо жизни с корнями, погруженными в прошлое» (Лебовиси С, 1996). Как оказалось, дедушка, муж бабушки моей пациентки по материнской линии, по семейному преданию, погиб очень молодым, когда мама моей пациентки была еще маленькая. Суть произошедшего заключ&тась в том, что он знал, что погибнет, и бабушка это знала, но не удержала его. Такая же «случайность» имела место и в семье моей пациентки, когда ей было 7 лет. Ее отец, улетая на самолете в отпуск, почему — то предполагал, что самолет разобьется и мама тоже магически чувствовала, что может случиться непоправимое, и все-таки отпустила его. Данная семейная история является своего рода «трансгенерационным мандатом» С. Лебовиси, передающимся из поколения в поколение в данном случае от бабушки к матери и до моей пациентки. Это повторение драмы прошлого в терапии мы с моей пациенткой смогли увидеть воочию, когда ее гражданский муж собрался ехать в Чечню на поиски своего пропавшего друга. В тот момент моя пациентка пришла ко мне на встречу со словами, что она думает, что ее мужчина погибнет, и она останется безутешной вдовой, и она точно знает это, но не может его не отпустить. Поднятые ситуацией переживания вывели нас на мысль о том, что есть некая связь между ней, матерью и бабушкой, которая обеспечивает некую преемственность и принадлежность ребенка этого рода к матери. Счастливая девочка и недепрессивная молодая женщина, имеющего живого мужа не могла бы быть дочерью своей матери. Целью мандата было передать потерю и существование в депрессии, дабы сохранить пространство отношений и связь с матерью.
Что же мы видим в этой особой реальности, в пространстве ранних диадных отношений? Мать, по мнению А. Грина, находится рядом с ребенком и в то же время она погружена в состояние депрессии. Ребенок не знает, что заботит мать. Эмоционально отвергающая ребенка мать не может понять его и, соответственно, дать то, что ребенку надо. Сложившаяся ситуация приводит к серьезным изменениям в психике ребенка, который не знает, что же на самом деле происходит. Именно в этот момент ребенок теряет всякое значение отношений с матерью, что в последствии в течение жизни найдет отражение в обесценивании и потере отношений с другими людьми. Мы можем резюмировать, что чувство, которое устанавливается у ребенка в самых ранних отношениях с его матерью, является базовым, на основании которого и складывается его дальнейшие взаимодействие с другими людьми. Приходя в терапию, пациенты с такими трудностями психического функционирования не могут понять, как аналитик может помочь им в их тяжелой жизненной ситуации. Ими, как правило, владеет сильный страх формирования отношений. По этой причине они с трудом устанавливают перенос, и, если это все же происходит, то проецируют на психотерапевта образ своей депрессивной матери, видят терапию как «мертвые отношения» и в соответствии с этими переносными условиями испытывают в анализе чувства, что это все только некоторое добавочное страдание к уже имеющемуся у них. В качестве примера отвержения терапевта пациентом как реального помогающего объекта, приведу небольшой, но точно отражающий описанную нами проблематику «мертвого анализа» и «мешающего аналитика» фрагмент из первого сна, принесенного моей пациенткой в терапию: » Я тяжело иду в гору, у меня в руках велосипед, на котором я не могу ехать, и я вижу женщину, она идет со мной рядом и запихивает палку в крутящееся колесо велосипеда«. Спектр оценок пациентов с феноменом «мертвой матери» колеблется от полного игнорирования психотерапевта и его роли в судьбе пациента до активного непринятия всего комплекса мероприятий анализа.
В настоящее время некоторыми исследователями феномен «мертвой матери» рассматривается не как единое пространство психического расстройства, а как область нарушений, имеющих некоторое психопатологическое разделение. Например, А. Мо-делл (Kohon, 2000) предлагает ввести следующие клинические категории и отделить синдром «мертвой матери» от комплекса «мертвой матери». Термин «синдром «мертвой матери», с его точки зрения, может быть использован для того, чтобы описать в крайней степени злокачественный клинический симптомоком-плекс, который А. Грин видит как ситуацию, при которой имеет место первичная идентификация с эмоционально мертвой мате-, рью. В то время как термин «комплекс «мертвой матери» А. Мон-Делл предлагает использовать для того, чтобы показать возможность целого спектра индивидуальных ответов ребенка на хронически депрессивную, эмоционально отсутствующую мать. Как пример комплекса «мертвой матери» А. Монделл приводит воспоминания известного психоаналитического исследователя Гюн-трипа. В работе «Мой опыт анализа с Фейерберном и Винникоттом» Гюнтрип рассказывает о том, как он реконструировал с Д. Винникоттом свой детский опыт депрессивной и эмоционально недоступной матери, не смотря на то, что сам он не страдал от синдрома «мертвой матери». В Гюнтриповских исследованиях самого себя можно обнаружить лишь некоторое присутствие комплекса «мертвой матери», который в его случае не вел к эмоциональной омертвелости, то есть идентификации с депрессивной матерью и выражался только в гиперчувствительности к шизоидным состояниям ухода других людей. Сходное проявление патологии комплекса «мертвой матери» я наблюдала в процессе первого года психотерапии с одним моим нарциссическим пациентом. У данного пациента я не обнаружила тотальной идентификации с мертвой матерью. Но, не смотря на то, что он был в достаточной мере эмоционально наполненным, он очень остро, агрессивно реагировал на проявление малейшего невнимания по отношению к его личности со стороны работников сферы обслуживания. Эти эпизоды игнорирования оценивались им как недопустимая оплошность с их стороны, за которую «менеджеров, занимающихся непонятно чем, надо выгонять с работы». Такие моменты вызывали у него бурю агрессивных чувств. Мой пациент считал, что это их «долг». Он с ударением произносил словосочетание «святая обязанность», за которую они получают деньги, заметить его, стоящим у справочного окошка и заняться им, или объяснить ему, почему в данный момент они не могут уделить ему внимание, иначе его чувства становятся нестерпимыми и ищут выход лишь в частично осознаваемом им агрессивном поведении. Я интерпретировала его возмущение как «младенческий плач», как попытку привлечь мое внимание, которое он не чувствовал из-за активации трансферентных переживаний комплекса «мертвой матери». В этот момент, возможно, он бессознательно ассоциировал меня со своей матерью и внутренне ощущал, что для того чтобы ему докричаться до «эмоционально глухой» матери ему надо делать это сразу и изо всех сил.
Рассмотрим теперь некоторые другие интересные с клинической точки зрения особенности феномена «мертвой матери». По мнению А. Монделла, комплекс «мертвой матери», функционирующий в психике индивида, не развивается с течением времени в синдром «мертвой матери». Таким образом, мы фактически имеем две независимые составляющие феномена, которые, как мы рассмотрели ранее, принимаются разными авторами, и в том числе А. Грином, как два различных самостоятельных психических нарушения. К примеру, ранняя потеря мысленного объекта, всегда удовлетворяющего, с точки зрения А. Грина, может приводить к двум исходам: к депрессии или к пустоте психоза. А. Грин называет ощущение переживаемой индивидом тотальной пустоты — бланковой депрессией, которая имеет отношение к отсутствию эмоционального вклада или декатексиса. Эти декатектированные состояния возникают из-за потери значения отношений, о чем мы уже упомянули выше. Как образуется эта пустота? Для этого мы остановимся более подробно на описании процесса катексиса. Мы знаем, что каждый образ или объект в психике человека обязательно катектируется. Это значит, что в его психическую репрезентацию происходит некоторое энергетическое вложение.
Таким образом, по А. Грину, «катексис» — это то, что делает жизнь человека плохой или хорошей, но обязательно имеющей значение. Важным моментом является также утверждение А. Грина, что человек открывает катексис только тогда, когда ощущает, что теряет его. Эта потеря катексиса, которая играет ключевую роль в формировании феномена «мертвой матери», происходит приблизительно на 8-9 месяце первого года жизни ребенка, когда формируется привязанность к матери. В этот же момент ребенок начинает узнавать фигуру отца, как третье лицо, участвующее в его отношениях с матерью. Но сам «комплекс или синдром „мертвой матери“», по мнению А. Грина, проявится значительно позже, уже в Эдиповой ситуации. В этот момент среди прочих психодинамических факторов отмечается присутствие сильного желания матери в Эдиповой констелляции. Но это желание, по мнению А. Грина, не включает в себя мать, оно имеет вложенный неизвестный объект тяжелой утраты. В этот момент у ребенка может наблюдаться компенсаторная преждевременная привязанность к отцу. В случае младенца женского пола данные отношения сильно эротизируются, девочка думает, что хоть отец сможет быть эмоциональным и «спасет» ее. Но нередко бывает так, что отец оказывается таким же неспособным, как и мать. Описывая происходящее, А. Грин использует понятие «мертвого отца» по аналогии с феноменом «мертвой матери». Но все же, главным фактором формирования феномена «мертвой матери» являются особенности диадных отношений, заложенные ранее, и которые характеризуются как имеющие в своей основе амбивалентную привязанность. На физиологическом уровне мать может оказывать идеальный уход, но эти манипуляции со стороны матери над ребенком имеют невротический вид: насильное кормление ребенка, когда он не хочет или грудь выдается «строго» по часам, стерильное соблюдение чистоты, бесконечная «глажка» пеленок вместо живого общения с ребенком, раннее приучение к горшку. Когда такая мать берет ребенка на руки, мы можем наблюдать демонстрацию отвержения матери со стороны ребенка: он выгибается дугой, отворачивается. В этом ребенке не отражается любовь матери, которая все поглощает сама, и в психическом ребенка возникает «черная дыра». Такая эмоциональная пустота, яма, чернота сопровождается интенсивными переживаниями тревоги. Эта сильная тревога, не является кастрационной, имеющей отношение к Эди-повому комплексу, а скорее возникает вследствие потери объекта. В данном случае мы можем говорить о сепарационной тревоге, обусловленной душевной раной, не связанной с телесными повреждениями как при страхе кастрации на фаллической стадии. Одна моя пациентка, ощущающая постоянное беспокойство по поводу своей матери, рассказывала, что все лучшее, все лакомые кусочки доставались и достаются не ей, а ее матери. Она твердо уверена в этом, что так было всегда, даже когда она была совсем маленькая,. Именно ее мать занимает место в «центре тепла», а о себе она говорит: «я всегда с краешку, чуть — чуть греюсь». Пациентка К. произносит эти слова с горечью, болью и обидой.
Такая вышеописанная нами «дыра» в психике индивидуума является следствием наблюдаемого деструктивного материнского отношения к ребенку. Ребенок теряет свою мать, но не реальную, а воображаемую, и у него к матери на этом этапе не возникает ненависти, вместо нее есть только рана и боль как реакция на душевную травму. С утратой символического объекта осуществляющего первичный уход теряется либидонозно-сексуальный ка-тексис, не происходит либидонозного вложения в объект. В этот момент ребенок погружается в депрессию и перестает развиваться. Это может выражаться в сильном замедлении физического развития, особенно отражаясь на росте ребенка. Эти дети часто имеют недостаточный для них рост и вес. Такой процесс либидонозного изымания объекта матери из «головы» ребенка А, Грин называет декатексисом или психическим убийством матери ребенком.
На втором этапе формирования структуры «„мертвой матери“» происходит бессознательная идентификация с мертвой матерью и вторичное заполнение образовавшейся «дыры» ненавистью, что может выражаться в зеркальной симметрии отношений между матерью и ребенком. Как пример можно привести слова одной моей депрессивной пациентки о том, как они с мамой обмениваются взглядами ненависти: в глазах матери она видит отражение своих скрываемых чувств.
Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующий вывод, что феномен «мертвой матери» является следствием двух целенаправленных движений в одном процессе потери: сначала преобразование и аннулирование вклада первичного материнского объекта и затем идентификация с инкорпорированным объектом, который на деле оказывается мертвым.
Еще одним важным моментом, который стоит отметить, является то, что в описании процесса интернализации «мертвой матери» как объекта А. Грин использует термин «имаго», так как он имеет непосредственное отношение к конструкции пациента или, по — другому, к внутренней репрезентации матери, которая не обязательно эквивалентна памяти о настоящей личности матери. Употребление термина «имаго» указывает нам, прежде всего, на то, что идентификация с «мертвой матерью» является бессознательной. Но при этом, однако, все же нельзя совсем исключить роль исторической матери в образовании ее внутренней объект — репрезентации. По этой причине необходимо более подробно остановиться на некоторых моментах исследований, связанных с интернализацией образа матери. Надо сразу отметить, что на сегодняшний момент имеются разные взгляды на некоторые проблемы, связанные напрямую с комплексом и синдромом «мертвой матери». Например, точка зрения А. Монделла отличается от выводов А. Грина в одном очень важном моменте. Последний утверждает, что успешная психотерапия пациентов может открыть память о периоде материнской эмоциональности, который предварял ее депрессию. Изученные же А. Монделлом случаи подтверждают, в отличие от гриновских примеров, совсем другой жизненный сценарий. Материнская мертвость, по мнению А. Монделла, не переживается как дискретный эпизод с началом и концом. Таким образом, он не находит того периода, где мать была бы эмоционально жива. С точки зрения пациентов А. Монделла, реконструкция образа матери, приводит их к тому, что мать видит-, ся ими скорее как имеющая постоянный характерологический дефицит, нежели чем страдающая от временно ограниченной депрессии. А. Монделл отмечает, что некоторые его пациенты вообще не распознавали материнскую депрессию как таковую. Исходя из этого соображения в многих случаях работа психоаналитика по реконструкции материнского эмоционального отсутствия и депрессии имеет важный терапевтический эффект, так как некоторые из этих пациентов свято верят в то, что их мать отвернулась от них из-за присущей им от рождения дефективности и плохости.
Феномен «мертвой матери» может также иметь место в случае, если мать отрицает, что у ее ребенка есть внутренний индивидуальный мир, отдельный от ее собственного. Этот факт может быть связан с отсутствием у нее опыта переживания чувственного мира других людей. Последствия такого отрицания матерью внутреннего мира ребенка могут быть опустошающими. Признание уникальности психического мира ребенка матерью будет эквивалентно признанию, что он психически живой. Если этого не происходит, то налицо некий факт отрицания матерью, что этот ее ребенок — живой человек. Следующим шагом в этом направлении будет вывод о том, что такие чувственно неспособные матери, не признавая психическую живость своих детей, желали, чтобы их дети не существовали, чтобы их младенцы были мертвы. Такому ребенку не пожаловано разрешение быть личностью, существовать как имеющему мир, уникальный и отдельный от материнского. Таким образом, непризнание матерью детской психической живости ощущается ребенком как отказ в разрешении к его существованию. Такой отказ ребенку, в свою очередь, приводит к запрещению всех желаний младенца. Это может быть сформулировано следующим образом: если кто-то не имеет права существовать, значит, этот кто-то не имеет права и желать. Отсутствие желаний у ребенка с синдромом «мертвой матери» со временем трансформируется в неспособность испытывать удовольствие. Важно, что у такой личности отсутствует удовольствие от себя самого и собственного существования, удовольствие от «просто быть». И если ему каким-то образом все же удается получить хотя бы небольшое удовольствие, у него складывается стойкое убеждение, что за ним должно последовать наказание.
Есть еще один аспект феноменологии «мертвой матери», указанный А. Монделлом, который обязательно нужно здесь рассмотреть. Он имеет отношение к обработке аффектов. Всеми признано, что нарушение в ранних отношениях между матерью и ребенком вносит свой вклад в относительную неспособность ребенка регулировать свои аффективные реакции. Это положение базируется на том, что младенческие гомеостатические процессы регулируются совместно и ребенком и матерью. Это нарушение в регулировании аффектов может нарастать из-за асинхронное™ в детско-материнских отношениях, так как в соответствии с теорией Биона мать является контейнером и инициатором первоначальной детской тревоги. Наблюдаемый у ребенка страх переживания интенсивных чувств убеждает нас в том, что его аффекты в действительности неконтролируем ы. Если мать эмоционально недоступна для ребенка, она также дистанцирована от себя самой и от своего тела и эта диссоциация между душой и телом транслируется ребенку. Таким образом, мать доказывает свою неспособность содействовать ребенку в его переживании аффективного опыта. В этих условиях самость ребенка будет затоплена или перевернута вверх ногами.
В ряду многих других исследователей феномена «мертвой матери» мы по праву можем назвать имя Даниила Штерна. Он в своей работе «Один способ сделать из ребенка больного», признает, что написал ее под влиянием концепции «мертвой матери» А. Грина. В своих наблюдениях за младенцами, перекликающихся с психоаналитическими исследованиями первого года жизни ребенка Р. Шпица, Д. Штерн увидел и описал младенческую микродепрессию, являющуюся результатом неудачных попыток оживить мать:
«Мать прерывает контакт глазами и не делает попыток восстановить его. В очень малой степени она является отвечающей ребенку. Мать не воодушевлена взаимодействием с ним. Эти материнские посылы вызывают резонанс в душе ребенка: у него также пропадает воодушевление, возникает чувство опустошения, исчезают позитивные аффекты, отмечается мимическая бедность, уменьшается активность. Этот опыт можно описать как микродепрессию».
Д. Штерн отмечает, что после того как все попытки ребенка вернуть мать к жизни, возвратить ее эмоциональность проваливаются, ребенок пытается быть вместе с ней любым способом, а именно путем ее имитации или идентификации с ней. Эти идеи Д. Штерна сопоставимы с точкой зрения А. Грина на его пациентов как на страдающих от первичной идентификации с мертвой матерью. А. Грин считает, что «мертвая мать» — это прежде всего присутствие отсутствующей матери, или он еще называет это явление «мертвым присутствием». Это значит, что такой младенец всем своим видом показывает: «Если я не могу быть любимым моей матерью, я сам стану ей». Эту первичную, всеобщую идентификацию можно назвать центральной характерной чертой, отличающей синдром «мертвой матери» от симптома «мертвой матери». Многие пациенты, по мнению А. Монделла, счастливо избегают синдрома «мертвой матери», благодаря механизму контридентификации. Они становятся противоположностью своей матери, и это позволяет им быть только частично мертвыми, что возвращает им переживание своей индивидуальности, предохраняя их чувство различия между самостью и объектом. По контрасту с этим, в случае первичной идентификации с матерью, индивидуальность пациента полностью потеряна, в соответствии с фантазиями пациента как будто затоплена внутри его матери. В этом случае личность состоит из интернализованных элементов, пережитых ребенком материнских бессознательных установок. К примеру, мать, которая выглядит как «хорошая» может переживаться ее дочерью на самом деле как наполненная ненавистью. Соответственно дочь может идентифицироваться с этими ложными аспектом личности матери и также быть «хорошей» как и ее мать, но с подстилающими эту «хорошесть» чувствами ненависти. Мать игнорирует внутренний мир дочери, а дочь, в свою очередь, конструирует свое психическое исходя из того, что она воспринимает как материнские бессознательные установки. Этот механизм и является тотальной идентификацией с мертвой матерью, которая не способна любить других и вообще кого бы то ни было.
Д. Штерн в связи с этим ввел очень полезную и точную метафору в отношении феномена «мертвой матери». Он назвал ее «схемой быть с. ». Эта концепция достаточно точно описывает состояние ребенка находящегося лицом к лицу с депрессивной матерью. Она отражает нарушение в развитии и может быть использована как парадигма хронической травматизации, которая является результатом ранней нарушенности отношений между ребенком и матерью, которая неоднократно на протяжении всей жизни подтверждается.
В настоящее время мы с уверенностью можем сказать, что если не брать во внимание психотических пациентов, синдром «мертвой матери» остается одной из наиболее трудных проблем, с которыми можно встретиться при психотерапевтической работе с пациентами. Патология феномена «мертвой матери» включена в тяжелые шизоидные, аутистические и нарциссические расстройства и проявляется, по мнению А. Грина, лишь в переносных отношениях в психоаналитической психотерапии или психоанализе. Очень часто пациенты с такой патологией не жалуются на депрессию. Скорее мы слышим следующие нарциссические запросы: мне скучно, у меня внутри пусто, мне холодно, мне нечем себя занять. Если мы все же диагностируем синдром «мертвой матери» у обратившегося в психотерапию, то работа с таким пациентом должна начинаться с создания безопасной атмосферы лечения, с принятия такой личности со всеми ее тяжелыми переживаниями. И мы, прежде всего, должны задать себе вопрос, можем ли мы вынести его, испытываем ли мы эмпатию по отношению к данному человеку. Дальнейшая тактика работы в психотерапии должна быть направлена на создание внутреннего принимающего и любящего образа матери. Очень важно в данной ситуации для психотерапевта уметь молчать, не фрустрируя этим пациента, терпеливо ждать, пытаясь эмпатически вчувствоваться и понять, что он хочет сказать. Индивидуумы с феноменом «мертвой матери» требуют более внимательного отношения, большего эмоционального вклада со стороны психотерапевта, чем пациенты с другой патологией. Очень важно в этом отношении для терапевта не быть внедряющимся, попытаться дать подпитку слабой части Я. Такие пациенты, не получая поддержки, стремятся быстрее покинуть терапевта или могут развивать сильный эротизированный или негативный терапевтический перенос и бессознательно манипулировать психотерапевтом, требуя причинения ему страданий для подтверждения ранних травм.
Таким образом, наличие некоторой базы теоретических знаний о феномене «мертвой матери» может стать важным фактором, способствующим своевременному распознаванию и верной диагностики симптома или синдрома «мертвой матери», что в свою очередь будет залогом продвижения и успешности терапии тяжелых личностных расстройств.

0 0 голосов
Article Rating

Бесплатная консультация астролога, гадалки или экстрасенса после регистрации
Укажите имя Имя содержит недопустимые символы
Укажите дату рождения
Укажите номер Номер содержит недопустимые символы
Email указан неверно Укажите email Email содержит недопустимые символы
Поговорить бесплатно
Ваш e-mail ранее уже использовался для регистрации на Astro7

Сейчас мы перенаправим вас на сайт и сможете авторизоваться или восстановить пароль

При обработке вашей регистрации возникла ошибка

Для нас очень важно помочь вам. Пожалуйста, позвоните нам по номеру 8 800 100 07 81 или напишите на [email protected]

Подождите, идет обработка данных

Вы зарегистрированы

Сейчас мы перенаправим вас на страницу бесплатной консультации

Консультация астролога (перейти)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Натальная карта
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Внутристрочная обратная связь
Посмотреть все комментарии
Реклама сервиса Astro7.ru
0
С удовольствием почитаем ваше мнение, поделитесь им с нами!x
()
x
Adblock
detector